6 Ю. В. Мизун, Ю. Г. Мизун тайны языческой руси 7 Вед. Индийских Вед много, русских еще больше - страница 9

Рис. 16. Изображения растений, семян и дождя на трипольских

сосудах. Три нижних рисунка содержат изображения собак,

охраняющих молодые ростки

Не косите, люде, по луках трави,

Що по луках трава-то Ганнина коса...

Иногда при совершении обряда участвует не кукла, а

живая девушка. Конечно, это игра, девушку по-настоящему

не топят. Это представление с символическим смыслом. Обна-

женную девушку увивают цветами и понарошку топят в реке.

При этом поют.

Здесь принципиально то, что наименование “Купала” про-

исходит от самого принципа (купаться), а не от имени бога.

Некоторые авторитетные специалисты считают, что бога (бо-

жества) Купалы не было. Был праздник.

Праздник Купалы был и у русских. Только он назывался

по-другому— праздник Костромы. На празднике хоронили

Кострому. Ее символизировала соломенная кукла, которую

топили в воде. Христианство сдвинуло этот языческий празд-

ник с момента летнего солнцестояния. Поэтому он праздно-

вался позднее, неделю спустя после летнего солнцестояния.

Это происходило на Петров день 29 июня. Ритуальную куклу

Кострому, а заодно и других кукол, разрывали на части, а

потом топили и оплакивали. Что значит “Кострома”? Полага-

ют, что оно переводится как “поросшая земля”. Это слово как

русское, так и украинское. Правда, на Украине есть не только

девушка Кострома (Морена), но и юноша Кострубонько.

На рис. 16—21 показаны символы аграрного культа.

^ НЕБЕСНЫЕ БОГИ СЛАВЯН

До прихода христианства славянский суперэтнос суще-

ствовал тысячи лет. Его жизнь строилась на здоровой, пра-

вильной основе. Это здоровая равноправная семья, отсутствие

рабства и крепостничества, отсутствие жертвоприношений,

гармоническое отношение к природе. Вся разносторонняя

жизнь общества регулировалась, регламентировалась не уго-

ловным и гражданским кодексами, в которые время от вре-

мени вносились поправки. Она регламентировалась традици-

^ 164 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 165

Рис. 19. Трипольские статуэтки с отпечатками зерен или со

знаками засеянного поля

Рис. 17. Знак засеянного поля на энеолитических предметах

(алтарик для первых плодов, женская статуэтка) и в античной

росписи

Рис. 18. Различные варианты знака плодородия на вышивках:

яйца, ростки, идеограммы засеянного поля и т.п.

^ 166 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 167

ей, одной из основных частей которой являются боги. Боги —

это законы. Они (боги-законы) предписывают, что можно

делать, а чего нельзя. Боги рождаются не на пустом месте. Их

рождает сама жизнь, их рождают условия жизни как внутри

общества, так и его отношения с другими народами и с внеш-

ней средой.

Конечно, мы потеряли большую часть из своей мифоло-

гии. Все, что касалось жизни народа в прошлом, выжигалось

отцами православия безжалостно. Столетие за столетием язы-

чество только ругали, но не изучали, не описывали, не ана-

лизировали. Когда же спохватились, то слишком многое уже

оказалось утерянным. Тем не менее по оставшимся фрагмен-

там ученые (истинные ученые) стараются воссоздать наше

прошлое, наши традиции, наших богов. Воссоздав прошлое,

мы можем рассчитывать на будущее.

Христианские “просветители” рисовали черной краской

всю жизнь наших дохристианских предков. Все, что не было

христианским, считалось греховным, низменным, не угод-

ным Богу. Язычество рисовалось исключительно одной крас-

кой— черной.

Перун

Перун являлся грозным славянским божеством. Он яв-

лялся творцом всех воздушных явлений. Он управлял громом

и молниями, был “погонятелем облаков”. Перуна особенно

почитали в Киеве и в Новгороде. В Киеве храм Перуну был

сооружен на холме над Боричевым потоком. Этот храм описал

Г. Херасков так:

Сей храм, ужасный храм, над Боричевым током,

Стоял сооружен на холме превысоком;

Курений восходил перед кумиром дым,

Запекшаяся кровь видна была пред ним.

И он же в другом месте:

Созижден высоко Перунов гордый храм,

Он тени распростер далеко по горам;

Пред ним всегда горит неугасимый пламень,

Рис. 20. Танец плодородия животных (Концешты). Одна из девушек

в рогатом головном уборе; другая— в костюме додолы

Рис. 21. Аграрно-магические изображения на сосуде трипольской

культуры (Концешты. Молдавия). Наверху— общий вид сосуда.

Внизу— три девушки, обвешанные зеленью (додолы), исполняют

танец дождя. Вокруг них и над ними— колоски, окруженные

дождевыми потоками

^ 168 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 169

Серебряную грудь, имел железны ноги;

Горел рубинами его высокий трон,

И богом всех богов именовался он.

Человека всегда надо было поддерживать в его благород-

ных делах. Но он в такой же мере нуждался в том, чтобы его

одергивали тогда, когда он замышлял и даже совершал злые

дела. Весьма эффективно одергивал человека сам вид Перуна.

Человек видел перед собой ужасное громомечущее божество.

Он всегда был готов безнравственных и беззаконных казнить

и истребить. Перун почитался владыкою между богами. В той

же поэме сказано:

Пространный шар земной его трепещет.

Разит перунами, он молниями блещет,

Убийство на челе, смерть несет на очах,

Его венец змеи, его одежда страх.

Перуну приносили жертвы. В его честь закалывали скотов.

Кто чувствовал за собой грех, жертвовал “бородою и голов-

ными волосами, обривая их”.

Перуну _______посвящали целые леса и рощи. В таком лесу нельзя

было взять или сломать даже сучок. Это почиталось святотат-

ством, достойным смерти. Так решалась проблема защиты

природы. Действовали заповедники, в которых не требовалось

ни охранников, ни инспекторов, ни других чиновников. Все

функции выполнял Перун. И очень эффективно. Это пример

того, как религия решала все проблемы общества.

С приходом христианства идолы Перуна в Киеве и в Нов-

городе были свергнуты. Киевский Перун оказался в Днепре, а

Новгородский— в реке Волхов.

В заключение приведем отрывок из древнего гимна Перуну:

Боги велики; но страшен Перун;

Ужас наводит тяжела стопа,

Как он в предшествии молний своих

Мраком одеян, вихрьми повит,

Грозные тучи ведет за собой.

Ступит на облак— огни из-под пят;

Ризой махнет— побагровеет твердь;

Взглянет на землю— встрепещет земля;

Взглянет на море— котлом закипит,

Клонятся горы былинкой пред ним.

При входе утвержден краеугольный камень,

И камнем гибели народом наречен;

Он черной кровью отовсюду омочен;

На нем несчастная та жертва трепетала,

Свирепости жрецов которая питала:

Там смертоносные оружия висят,

Сосуды кровию наполнены стоят.

Этот храм Перуну был построен задолго до Владимира.

Он его только возобновил и украсил. Как известно, Владимир

построил много храмов Перуну во многих городах Руси.

История говорит о следующем. Киев в древности засели-

ли славянские племена сарматского происхождения. Перун у

них назывался Боричем. Поэтому и ручей назван Боричевским

потоком. Известно, что Один был сыном Бора, а сам Бор был

отцом богов. Само имя Перун происходит от слова Торым или

Торум, которое на сарматском языке значит всевышнее су-

щество, бог. Впоследствии Перуна изображают берущимся за

громовую стрелу или, естественнее, за молнию, за электри-

ческую “струю”, или “за громовую искру”.

Истукан Перун в Киеве был сооружен, сконструирован

следующим образом. Его стан был вырезан из дерева. Голова

была вылита из серебра. Уши и усы были изваяны из золота.

Ноги Перуна были выкованы из железа. В руке Перун держал

нечто, похожее на молнию, которую и представляли “вместе

составленные рубины и карбункулы”. Перед Перуном горел

неугасимый пламень. За его поддержанием следили очень строго.

За небрежное отношение к поддержанию этого пламени (веч-

ного огня) жрец мог поплатиться жизнью. Его могли сжечь

(ивидимо сжигали) “как врага божества сего”. Как видите,

вечный огонь опять же не от христианства, а от язычества —

нашей древней религии, которая связана с нашими корнями,

проросшими вглубь тысячелетий.

М.М. Херасков в поэме “Владимир возрожденный” так

описал храм Перуну:

Сей мрачный храм вмещал ужасного кумира,

На нем златый венец, багровая парфира;

Извитые в руке перуны он держал,

Которыми разить во гневе угрожал;

Златые на челе имел велики роги,

^ 170 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 171

Златая мать

Златая мать, или просто Баба, была богиней покоя и ти-

шины. Ее истукан был изготовлен из золота. Поэтому, види-

мо, и назвали ее “Златая”. Хотя и по характеру она была золо-

той. Богиня-мать на руках держала младенца, который был ее

внуком. Поэтому ее и называли Бабушкой, Бабой. Внук ее тоже

Бог. Это Световид. Вокруг истукана было много музыкальных

инструментов. На них восхваляли Мать во время ее праздника.

Ей воспевали хвалы. Славянский храм Матери был воздвиг-

нут “при реке Обиго или Обге”. В этом храме богиня-Мать

давала ответы вопрошающим ее. Поэтому этот храм назвали

прорицательным. Слава этого храма была очень великой. Каж-

Рис. 23. Громовый знак на “полотенцах” избы (Архангельская обл.)

Страшно! Свой гнев ты от нас отврати!

Бросив горсть граду во тысячу мер;

Только ступил, уж за тысячу верст;

Лишь от пяты его облак зардел;

Тяжка стопа гул глухой издала.

Кой горы, море и землю потряс,

И лишь сверкнуло воскраие риз”.

“Громовый знак” показан на рис. 22, 23, а капище Перу-

на под Новгородом показано на рис. 24.

Рис. 22. “Громовый знак” под коньком крыши. Север России

^ 172 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 173

окружено пурпурною стеною, а другое состояло из четырех

столбов с прекрасными завесами. В этом помещении находил-

ся идол. Тут же рядом висели его седло, узда и меч. В храме

было много рогов диких зверей. Они служили украшением

храма.

Истукан Световида был сделан из дерева (рис. 25, 26). Он

был огромным. Световид был представлен с четырьмя лица-

ми, каждое лицо смотрело в одну из сторон света— на вос-

ток, запад, юг и север. У Световида бороды не было. На голове

у него были завитые кудри. Одежда на нем была короткая. В

левой руке Световид держал лук. В правой руке у него был

выкованный из металла рог. При бедре Световида был преве-

Рис. 25. Збручский идол. Святовид-род. IX в. н. э.

дый проходящий мимо храма приносил богине-Матери жерт-

ву. Если у него при себе не было ничего, то он жертвовал

кусочком своей одежды и с земным поклоном подносил бо-

гине.

Световид

Световид был внуком Бабушки, Бабы, Златой Матери.

Он пользовался великим почитанием у славян. Его великолеп-

ные храмы имелись на острове Ругене в городе Ахроне и в

Холмограде. Это в том месте, где располагалось село Бронни-

цы. Впоследствии отцы церкви снесли этот храм и на его мес-

те построили церковь святого Николая.

Храм Световида в городе Ахроне был деревянным. Он воз-

вышался на равнине. Снаружи стены храма были украшены

всякими картинами. Имелась только одна дверь. Она служила

и входом и выходом. В храме были два помещения. Одно было

Рис. 24. Капище Перуна под Новгородом в роще “Перынья”.

Условным белым кругом обозначено капище, открытое

раскопками В.В. Седова

^ 174 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 175

Этот годичный праздник Световида начинался по окон-

чании жатвы (июль—август). Весь народ собирался перед ка-

пище. Программа праздника была очень многообразной, ши-

рокой, многоплановой. Праздник, единственный в году, справ-

лялся с продолжительными торжественными обрядами. При-

гоняли множество скота. Часть для жертвоприношений, а часть

для пиршества, для празднества. События развивались следу-

ющим образом. За сутки до праздника сам начальствующий

жрец выметал храм бога. На следующий день жрец брал из

руки рог Световида. Рог Световида в течение года наполняют

вином. Световид устами жреца предсказывал о плодородии в

следующем году. Основным признаком было то, сколько в роге

убыло вина (испарилось). Полагали, что если убыло много

вина, то год будет бесплоден. Метеорологи бы на своем языке

сказали, что если было мало влаги, то в будущем будет пло-

хой урожай. И наоборот, если было влажно (вина испарилось

мало), то урожай в будущем году будет хороший. В общих чер-

тах это правило очень неплохо соответствует современной на-

уке метеорологии. Таким образом, предсказание проводили

не гаданием на кофейной гуще, а исходя из здравого смысла.

Вино прошлого года из рога выливали пред стопами Светови-

да. Тут же рог жрец наполнял новым вином и выпивал его в

честь бога. При этом жрец просил бога, чтобы тот даровал

людям во всем изобилие, богатство и победу над врагами. После

этого жрец наполнял вином и вставлял священный рог в руку

Световида. После этого все сообща молились богу. Дальше

Световиду приносили многочисленные жертвы от волов до

овец. После того как жертвоприношения были завершены,

вносили огромный круглый пирог, который был состряпан

из пряничного теста. В этот пирог мог поместиться во весь рост

человек. Во внутрь пирога входил жрец и оттуда спрашивал

народ, видят ли его? Когда ему отвечали, что он совершенно

не виден, то он обращался к Световиду. Он молил его, чтобы

на будущий год его хотя бы немножко увидели. Специалисты

в этой сцене усматривают, что жрец изображал солнце в зим-

нее время. После этого он просил Световида, чтобы солнце

стало видимым, чтобы оно возвратилось, чтобы после зимы

вновь все ожило.

ликий меч. Он был вложен в серебряные ножны. Поблизости

от него висели седло и узда его коня. Размеры их огромные,

как и размеры самого Световида.

Этот истукан Световида стоял посреди великолепного

храма. Он был завешен великолепными красными занавеска-

ми. Один раз в году он давал ответы на вопросы верующих. Он

говорил устами жреца. Дело происходило так. Главный жрец

входил в святилище бога. Он весь был сосредоточен, даже удер-

живал свое дыхание. Для общения с мирянами он или выстав-

лял голову, или выходил из святилища. Все это было строго

регламентировано.

Рис. 26. Предполагаемое значение отдельных изображений

Збручского идола

^ 176 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 177

происходило не так, то это означало неудачу в будущей войне.

По такому показанию, гаданию в случае неблагоприятного

прогноза войну откладывали.

Что касается храма Световида, то он был очень богатым.

Как везде и всегда, жрецы получали не только дары, но и

часть военной добычи. Сам Световид сражался также. Точнее,

от него сражались триста всадников. Полученную военную

добычу они приносили храму. Кроме того, треть всей военной

добычи отходила храму.

После крещения все храмы Световида были разрушены.

В качестве приложения приведем описание храма Свето-

вида, данное Глинкой в статье “Храм Световида”, опублико-

ванной в 1803 году в “Вестнике Европы”.

“Мерцана еще покоилась в объятиях Царя вод; Часы сте-

регли вход и выход из солнцева дому, и присноюный Световид

на златом ложе покоился в объятиях Триглы, как Рурик с Оле-

гом восходят на освещенный холм, где возносится храм Свето-

вида, храм возвеличенный и достойный бога, славимого в нем!

Первосвященник Световидов, Боговед, сопутствуемый жреца-

ми, грядет ему во сретение. Рурик приступает ко вратам храма;

но удивляется, видя их затворенными. “Они не могут быть от-

версты,— говорит Боговед,— доколе первые лучи солнца не

ударят в лицо бога; и тогда глас трубный возвестит присут-

ствие его. Когда же последний луч сойдет с лица Световидова,

глас заунывного рога и глухого бубна возвещают о сокрытии от

нас благотворного светила. День мрачный в наших законах ра-

вен нощи”.— Ночь была светлая и подобная зимнему дню,

когда солнце слабыми лучами сквозь иней сияет.

Князь, в ожидании первых на обзоре лучей, пошел вок-

руг храма, желая осмотреть его. С долу он казался ему невелик;

но Рурик удивился, нашедши его огромным. Он был окруж-

ностью в 1460 шагов. Двенадцать _______огромных яшмовых столпов

коринфского чина поддерживали навес его кровли; оглавия

их были из позлащенной меди. Триста шестьдесят окон и две-

надцать врат заключались медными затворами. При каждых

дверях стояли два жреца с трубами. На медных вратах изобра-

жались двенадцать знаменитых доброго бога подвигов; как для

пользы нагих людей он произвел овна, который в то же мгно-

Не вызывает сомнения, что Световид был богом, кото-

рый одушевлял весь наш мир. Световид это, по сути, солнце.

У него четыре лица. Это четыре сезона. Стрелы и лук у Свето-

вида— это лучи солнца. Богу Световиду посвящали белого коня.

Это символизировало видимое движение солнца. Рог в руке

Световида означает изобилие, которое порождено теплотой

солнца— Световида. Меч в руках Световида означал его как

бога-защитника и покровителя славян.

Когда обряд закончился, начались жертвоприношения

скота. Тут жрец выступал с пространной речью-поучением. Он

поощрял слушающих к прилежному почитанию и жертвова-

нию сему богу. Жрец от имени бога обещал народу земное

продолжение, здоровье, победу над врагами как на суше, так

и на море.

По окончании всех обрядов богослужения и жертвопри-

ношения народ начинал есть, пить и веселиться.

Как уже было сказано, Световиду посвящали белого коня.

На этого коня никто, кроме первого жреца, не мог сесть. Весь

конь был священным, не разрешалось даже волосок тронуть

на этом коне. В противном случае был риск потерять жизнь.

Было известно, что на белом коне Световид побеждал непри-

ятелей. Это происходило по ночам. И свидетельства этому на-

ходили утром. Под вечер оставляли коня вычищенным, а ут-

ром его находили запотелым и загрязненным. Это и понятно,

поскольку конь ночью сражался с неприятелем. По состоянию

коня прорицали, стоит начинать войну или не стоит. Следили

за тем, насколько умучена лошадь Световида.

Гадали следующим образом. Перед храмом ставили шесть

коней, по два в ряд и на известном, определенном расстоя-

нии друг от друга. К каждой паре коней привязывали по ко-

пью поперек так высоко, как только лошадь может перешаг-

нуть. До того, как лошадь начинали вести между копий, жрец

с известными обрядами молился Световиду, читая многие на-

рочно для него сочиненные молитвы. После этого жрец с бла-

гоговейными обрядами брал коня за узду и вел через три по-

перечные копья. Если лошадь шагала наперед через них пра-

вою ногою, и при этом через все три не запутавшись, то обе-

щали себе окончание войны самое благополучное. Если все

^ 178 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 179

сокрылся, и Световид возвратил Дажбогу его сестру и супру-

гу. Но злобный Ний, отмщая ему за сие, ниспустил на землю

ночь, лютые мразы, снеги, метелицы... Световид, поразив всех

их златыми стрелами, прогнал назад в область Ния. Ний, пы-

лая еще против него гневом, послал домового духа, да умер-

твит любимых коней его; но Световид создал сребророгатого

и волносребристого смелого козла, и пустил для истребления

сего духа. На десятых дверях изображен бог света, лиющий с

гор, из златых водоносов, обильную воду, от которой прием-

лют начало реки: Волга, Днепр, Двина, Дон, и славное озеро

Ильмень. Он населяет их рыбами, пуская каждого рода по двой-

не. Завидуя сему, Морской Царь послал кита пожрать их; но

Стриба поразил его тогда же изобретенною острогою, и, вы-

нув, положил на том месте, где стоит храм Световидов; холм

составился из китового праха. Таковы были изображения на

дверях. Храм сооружен был из светло-серого дикого камня.

Свесы от стены до столпов измерялись двумя большими ша-

гами, имея шесть ступеней восходу. Кровля, полушаром, со-

стояла из вызолоченной меди. Посреди ее стоял медный позо-

лоченный истукан Световида; по краям на четыре стороны, а

поставлены были четыре истукана, изсеченные из мрамора.

На востоке истукан Мерцаны, богини, властвующей над на-

чалом дня и предшествующей всегда Солнцу, дочери Дажбога

и Зимцерлы, богини весны, супруги Царя Морского; ее дол-

жность была отверзать Световиду врата небесного дому его,

когда он показывался в мире. Световид для отличия даровал

ей венец из единыя звезды; и риза ее златобагряна. Радость

всегда блистала на румяных ее ланитах, и она в пирах подно-

сила богам небесный мед. Мерцана, равно как и Световид,

присноюна. На юг поставлен был истукан Купалы, сына Мер-

цаны и Севы. Он имел вид молодого человека в короткой и

легкой одежде. Огонь плодотворения пылал в его очах; чему

только касался, все рождало: не только звери, скоты, рыбы и

гады, но даже дерева и травы. Он имел обиталище на юге.

Жертвовали ему возжением только прутьев, с песнями и пляс-

ками: чем изображались огнь плодотворный и веселость. В но-

гах у него кролик; в руке пламенеющий огонь; на голове ве-

нок из цветов, именуемых по его имени купальницами. Дого-

вение устремился к ним, да предложил им свою волну; как,

усмирив вола неукротимого и дав им во служение, изобрел

для них плуг и все земледельческие орудия; как сражается и

побеждает Черного бога, похитившего чад его, близнецов

Дажбога и Зимцерлу. Тамо видно Морское Чудо, чадо Черно-

бога, как оно, в великого рака, хочет похитить солнце: но

опаленное жгучими его лучами, упадет— и сильным ударом

своего хребта разбрызгивает как каплю текущий Волхов, и

сделав в земле отверстие, производит море Русское. Здесь ужас-

ный лев, с медным хвостом и алмазными зубами, похищает у

Велеса скот, а сего бога приводит в трепет; но Световид разит

его ударом златого самосека, берет хвост его (из коего роди-

лись полозы) и зубы и помещает на небе, где доныне видим

их и называем львом. Тут изображена любовь его с прекрасной

Триглавою, и терзание Чернобога, влюбленного в нее. Свето-

вид, играя на гуслях, поет ей нежные стихи; она его венчает

васильковым венком, а вокруг их пляшут Зимцерла, Лада,

Сева и Мерцана. Румянощекая Дидилия c распущенными зла-

тистыми волосами, в алой легкой ризе, подносит им в алмаз-

ной чаше златый небесный мед, питие богов. Леля, сидя под-

ле гуслей, слушает и лукаво улыбается. Дидо, взвившись в воз-

дух, пускает тяжелые стрелы в Чернобога. Бел-бог, носяся над

ними на облаке, приятно усмехается. Там Перун держит вели-

кие весы, ниспущенные им с неба для решения жестокой рас-

при между Белбогом и чадами его, и между Чернобогом и

чадами его, когда начиналась между ими жестокая брань, дол-

женствовавшая разрушить мир; когда Ний в неистовстве по-

трясал землю, извергая из нее пламя, Чудо Морское колеба-

ло берегами, и Яга, дщерь Чернобога, вооруженная желез-

ною палицей, разъезжала на крылатой своей колеснице, и

сбивала с мест горы. Но великий Перун желал примирить их и

послал едину из служащих ему Молний, да возвестит волю

его. Тогда род Белбога воссел в единую чашу весов, а род Чер-

нобога в другую. Перун поднял весы, и чаша с Чернобогом

вознеслась выше темных облаков; но чаша с чадами Белбога

осталась на земле. В другом месте видно было, как Световид

поразил великого Скорпиона, когда сей похитил его дщерь

Зимцерлу, оплакиваемую Дажбогом. Ний, зря его, от страха

^ 180 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 181

лях играющие. Тогда великий первосвященник подошел к пре-

столу, стал на колени, и вознесши златую чашу, читал мо-

литвы; после прикоснулся чашею к рогу, находящемуся в руке

Световида: дух винный воспылал, и потряслися своды от гла-

са труби рогов, от звука бубнов, от звона струн, гуслей и

орудий, и от гласов певцов, восклицавших: “слава!” Между

тем Боговед поднес пылающую чашу Князю, который, при-

няв ее, излил в серебряную лохань,— и взвилося перед богом

лазуревое пламя жертвы благоугодной. И тогда семь ликов,

хотя кругом один по единому, предводимые первым песнот-

ворцем, тако воспели:

^ ПЕРВЫЙ ЛИК И ОБОРОТ

Ясен месяц во полуночи,

Звезды ярко блестят нощию,

Месяц серебрит воды темныя,

Звезды златят небо синее;

Только греет одно солнце ясное.

^ ВТОРОЙ ЛИК И ОБОРОТ

Греет оно и питает нас;

Позвизд его устрашает;

Взглянет— Зимезла бежит отглаз, —

И Зимцерла к нам спускается.

Как благодательно для нас оно!

^ ТРЕТИЙ ЛИК И ОБОРОТ

При востоке его видеть радостно:

Когда на обзоре появляется,

Дверь златая тогда отверзается

Велепных чертогов его.

Он из терема идет высокого,

Из высокого, из небесного,

Как могучий витязь с победою.

Световид! Мы тебе поклоняемся!

^ ЧЕТВЕРТЫЙ ЛИК И ОБОРОТ

Как здесь вся тварь весела,

Встретив отца и царя!

Главы подъемлют дерева;

Освежились цветок и трава;

Птички порхают, поют,

Славу и честь воздают,

Имя твое вознося.

^ ПЯТЫЙ ЛИК И ОБОРОТ

От радости трепещут

Поля стеклистых вод;

Льды светлы искры мещут,

Узря его приход...

Ему лес поклоняется,

да, брат его, есть из всех богов любезнейший, кротчайший и

прекраснейший. Истукан Догодин стоял на западе. У него раз-

веваются по плечам волосы: венок из шипов; за плечами го-

лубые крылья, и риза на нем тонкая голубая. Улыбка всегда на

румяном его лице. Он столь всеми любим, что смело целует

самую Ладу; в руках у него опахало. Свирепого Позвизда исту-

кан стоял на севере. Лицо его в морщинах и сердито. Голова

окутана лоскутом кожи белого медведя; борода замерзлая;

одежда из оленьей кожи; ноги обуты в кожу гагачью. В руках

держал он мех, в готовности развязать для излияния морозов,

бурь, снегов, градов, дождей и непогод. Он считался богом

всех ветров. Повествуют, что жилище его есть на краю север-

ном, на горах Скандинавских, где он имеет свой престол и

где у него множество детей, подобно ему жестоких. Сей бог,

будучи сын Сильнобога, увеселяется, воздымая бури, потоп-

ляя корабли, ломая деревья, посылая всюду мразы и непого-

ды. Он требует почасту себе в жертву людей. Таковы были че-

тыре истукана, стоявшие на кровле храма. На холме же рас-

ставлено было соразмерным образом до трехсот пятидесяти

треугольных жертвенников.

Между тем как Рурик рассматривал и вопрошал Боговеда

о значении виденного им, раздался глас труб от двенадцати

врат, и врата отверзлися...

Великий первосвященник Боговед вступил во врата за-

падные, одному ему предназначенные для входа. Рурик с Оле-

гом входят в храм через врата восточные, и божественный

страх объемлет их душу: они зрят лице Световида, сияющее

яко медь в горниле. Великий первосвященник— по обыкнове-

нию одетый в четыре тонкие хитона, один другого длиннее: в

багряный, зеленый, желтый и белый; в опаясании, на коем

искусно вышиты двенадцать подвигов Световида; в златом

венце, украшенном семью драгоценными камнями,— держал

в руке златую чашу, исполненную чистейшего винного духа.

Двенадцать окружающих его жрецов держали великую сереб-

ряную лохань, у коей были три разные ноги: одна наподобие

орла, другая— вола, и третья— кита. Прочие жрецы состав-

ляли семь поющих ликов и двенадцать ликов в трубы и роги

трубящих и биющих в бубны, и четыре лика на струнах и гус-

^ 182 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 183

Скончалось громкое трубоглашение, и вошли четыре мла-

дые девы; у каждой в руках по кошнице. Одна была в багряном

платье, имея через плечо голубое перепоясание; голова убра-

на лиственными шипками. Другая в зеленом, имея перевязь

красную, на голове венок из миртов; третья в златоцветном,

имея венок из класов и багровую перевязь; четвертая в белом

платье, в серебряном увясле (диадеме), перевязь золотая. Пер-

вая, став на колена и вынув из кошницы цветы, рассыпала их

пред Световидом; другая предложила разные плоды; третия

класы и виноград; четвертая златый венец. Вскоре струнное

играние и пение началося, и каждый лик сперва играл осо-

бенно, и каждая дева перед Световидом плясала; потом все

четыре лика, соединяясь, играли песни, и четыре девы пля-

сали.

Лицо Световида становилось светлее; по окончании пляски

истукан поколебался. Первосвященник, двенадцать жрецов,

ликовствующие, певцы, игратели, трубогласители, предсто-

ящие пророки и творцы пали на землю; и тогда рек Световид:

Имя твое есть от запада и до востока

И от предел моих к северу твой есть предел;

Слава твоя да наполнит вселенную;

Яко песок на берегу, тако пламя твое;

Тысячью лет изочту я твой век;

И да поклонится всякий тебе человек!

Песнотворцы собрали глаголы сии, написали на златой

доске и вручили Рурику: он, прочитав их, отдал для истолко-

вания пророкам.

Тогда лицо Световидово утратило сияние, и лики возгла-

сили отшествие на трубах, рогах и бубнах. Щедрый и набож-

ный Рурик велел на всех жертвенниках принести Световиду

по белому волу и жертвенные мяса разделить войску и народу.

Олег шествовал исполнить сие; великий же князь с Богове-

дом пошел в чертог свой, для собеседования с первосвящен-

ником о всем виденном, и для сведения от него сущности

веры славян.

Сырбор к земле преклоняется;

Листьев ветр не шевелит,

И дубрава не шумит;

Рек пороги лишь гласят:

“Велик, велик Световид!”

^ ШЕСТОЙ ЛИК И ОБОРОТ

Боги велики; но страшен Перун!

Ужас наводит тяжела стопа,

Как он, в предшествии страшной грозы,

Мраком одеян, вихрьми повит,

Грозныя тучи ведет за собою;

Ступит на облак— огнь из-под стоп;

Ризой махнет— побагровеет твердь;

Взглянет на землю— трепещет земля;

Взглянет на море— пеной кипит;

Клонятся горы былинкой пред ним.

Страшный свой гнев ты от нас отврати!..

Бросив горсть града во тысячу мер,

Только ступил, уж за тысячу верст;

Лишь от пяты его облик зардел.

Сильна стопа звук глухой издала

(Он землю и море потряс)

И се последняя сверкнула пола!..

Тихий, любезный Световид! возвратися,

Нас беспомощных и сирых утешь!..

Мило, как он оскабляется нам,

Шествуя в бедствах утешить людей.

^ СЕДЬМОЙ ЛИК И ОБОРОТ

Почитаемы небожители

За их доблести и могущество;

Но всех доблестей превосходнее

Добродетель с милостью, с кротостью;

В милосердии всемогущество,

Всемогущество Световидово.

Царю звезд, тебе покланяемся,

Пред тобою мы подвергаемся! —

Х О Р

Только греет одно солнце ясное.

Как благодетельно к нам оно! —

Световид! Мы тебе поклоняемся,

Имя твое вознося.

Коль велик, велик Световид,

Шествуя в бедствах утешить людей!

Царю звезд, тебе поклоняемся,

Пред тобою мы повергаемся!

Посем двенадцать ликов, играющих на трубах, рогах и

бубнах, окружили внутренность храма, воспевая в честь Све-

товида торжественные песни.

^ 184 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТАЙНЫ ЯЗЫЧЕСКОЙ РУСИ 185

XV—XVI вв. Уже в XIX в. были составлены этнографические

записи на Русском Севере, из которых следует, что люди ве-

рили в Макошь (Мокошь, Макешь, Мокуша, Макуша). У за-

падных славян, видимо, такой богини не было.

Что значит имя “Макошь”, не очень ясно. Возможно, оно

происходит от слова “мокнуть”. Но письменно встречается как

Мокошь, так и Макошь. Даль пишет слово через “а”: “Бог не

Макошь— чем-нибудь да потешит”.

Христианское духовенство приравняло “Мокушь” к ран-

гу знахарки. Это следует из списка вопросов, которые должен

был задавать священник тому, кто исповедовался. Е.В. Анич-

ков поэтому писал о “гадательном характере” богини. Были


9080963375530110.html
9080995040111374.html
9081115116666194.html
9081184880340598.html
9081344395684611.html